Make your own free website on Tripod.com

РАССКАЗИКИ NON FICTION

"Русский" просто или русский русский. В Израиле всех евреев из Советского Союза "лЕшЕавАр"(который в прошлом) называют "русим"(русские). Так что первого героя мы обозначим заглавной буквой Р, опустив кавычки. Он - инженер-электронщик, выпускник провинциального политеха, есть советский опыт самостоятельной работы в обслуге компьютеров, которые когда-то называли малыми, и связанных с ними электронно-оптических устройств. В Израиле на момент описываемых событий около 5 лет, пристойный английский, уже нет проблем с обиходным ивритом. Все время в Израиле работал как квалифицированный рабочий-электронщик. Возраст около 32.

В Израиль приехало немало породнившихся с нами русских без кавычек, или русских русских. Так вот второго героя мы обозначим двумя заглавными буквами РР. Ему тоже немного больше 30, окончил факультет прикладной математики, не халам-балам, МГУ. С языками немного похуже, чем у Р, но, в общем, терпимо. В Израиле также, примерно, 5 лет. Работал в т.н. "хамамОт" теплицах для научных сотрудников, занимался алгоритмизацией и программированием чего-то там.

В одном из северных киббуцев с развитым электронным производством открылась вакансия на наемную инженерную должность. Требовался специалист чтобы и математику знал, и микропроцессоры мог программировать, и чтобы руками мог работать. Киббуцники раскатали губу: у них был огромный выбор кандидатов. В конце концов стали выбирать между Р и РР.

Вроде бы с учетом всех позиций небольшое преимущество было у Р. Какая уж такая особая математика нужна при программировании микропроцессоров для капельного орошения? Но для киббуцников все перебивала знакомая им фирмА Московский университет на Ленинских т.с. горах. Что-то такое на уровне западного Гарварда. Словом, решение в пользу РР было уже практически принято.

Теперь настало время обратиться к женскому персонажу нашего рассказа. Она из Москвы, почти ровесница Р, инженерный диплом по "автоматизированным системам управления(АСУ)", хороший английский. С мужем и сыном приехала за год-полтора до пика алии. Смогла быстро устроиться в киббуц по специальности и преуспела там.

Случайно москвичка узнает, что комиссия склоняется к решению в пользу РР, и решает вмешаться. Следует напомнить, что будучи наемным работником она не была полноправным членом киббуца.

Отец москвички, толковый "свой Янкель", был (и оставался до пенсии) высокопоставленным российской юстиции чиновником. Сама она закончила среднюю школу с медалью. Рвалась, вопреки известным подлым ограничениям, поступить в МГУ на один из математических факультетов. Трудилась, выигрывала олимпиады. Была наслышана об академиках Шафаревиче, слепом Понтрягине, Дородницине, которые задавали антисемитский тон на факультетах. Академики, разумеется, сами не марали рук на приемных экзаменах. Не они готовили особые "еврейские" контрольные. Для этого у них были известные в Москве доценты-незаможники, которые с удовольствием предавались борьбе с семнадцатилетними сионистами. Но москвичка была уверена, что уж она-то преодолеет.

Не преодолела. И ее унизительно завалили. Пришлось москвичке учиться по специальности АСУ в одном из не столь престижных московских ВУЗов.

Москвичка вмешалась в работу комиссии. Она сказала розовым ее членам: "Что же это получается, хЕвре! Вы продолжаете дискриминировать Р только потому, что он еврей. У парня в 80-м не было никакой возможности поступить в МГУ по той же причине". И расплакалась, вспомнив собственную историю. Старые обиды не ржавеют.

В итоге Р отработал в киббуце разработчиком около двух лет, восстановил инженерные навыки. А потом его пригласили в крупную фирму на весьма престижную работу. И он с ней успешно справляется. А если бы он оставался рабочим на автомате по изготовлению электронных плат еще несколько лет? Время начинало работать против него. Скольким толковым ребятам русим шанса подучиться и проявить себя, увы, не предоставилось.

...Мне не известно, как сложилось все потом у РР - зятя еврейского народа.

 

Цветочная полянка на французском подворье. Вспоминаю черно-белый снимок могилы Толстого в роще Ясной Поляны. Место пУсто, диковатые деревья, высокое небо, правильный земляной холмик трапецеидального сечения. Ни таблички, ни креста. Так повелел - с сугубой скромностью - похоронить себя Лев Николаевич. А выглядит все весьма патетически. Толстой всегда выбирал себе собеседников и противников под собственную стать. И в месте упокоения его партнером является сама Природа или, если хотите, Господь Бог.

В литературе оппонентами Толстого были Шекспир и Библия. Он мог позволить себе противу всего света утверждать, что Шекспир писатель слабый и даже пошлый. Но почитайте его роскошные изложения шекспировских сюжетов. Талант графа прет изо всех щелей; видно, как ему вкусно сочинять "дайжесты" великих драм и комедий. А вот с Библией якобы богоборец Толстой сил не соразмерил. Хотя и древнееврейский стал учить, чтобы понять: откуда такая мощь у первоисточника. Но я отвлекся.

Разглядываю цветной снимок, сделанный современной "мыльницей" во дворе загороднего деревенского, дома, принадлежащего французам среднего или чуть выше достатка. На снимке угол двухэтажной каменной избы, не шибко ухоженный газон, кресло-качалка, разбросанные игрушки. В центре овальное цветочное пятно на уровне газона без холмика и без какого-либо знака. Это могила г-на Жака. Так он завещал себя похоронить. А цветы суть несущественное нарушение воли покойного со стороны детей и внуков.

В середине 30-х еврейский парень по имени Яаков из венгерской глубинки отправился завоевывать мир. На родине у него остались многочисленные родственники люди светские, в основном. И в том числе сестра, которая перед войной вышла замуж. Во Франции Яаков прижился. Но началась война, затем пришли немцы.

Описание облика Яакова-Жака можно позаимствовать у русского писателя 19 века, который о Генрихе Гейне писал: блондин с голубыми глазами и типичной еврейской внешностью. Следовательно Яаков не мог сойти за армянина, левантийца или выходца из Северной Африки. Но француженка, с которой он жил, спасла Яакова. После освобождения они оформили свой брак согласно гражданским законам страны.

Яаков считал, что вся его многочисленная родня в Венгрии уничтожена. Ему же повезло остаться живым и растить детей-французов. Он не стал креститься, но, чтобы не создавать проблем детям, а потом и внукам, и в еврейской жизни участия не принимал. Впрочем и его потомки ограничивались исполнением только нескольких красивых религиозных обрядов вроде венчания в церкви после акта в мэрии.

Когда пришла пора Яакову помереть, он изложил свою последнюю волю, примерно, так: нельзя его хоронить на христианском кладбище, поскольку он еврей; и на еврейском нельзя, т. к. он не хочет создавать проблем своим потомкам. И подобно миллионам его соплеменников, обратившимся в пепел и дым, он также хочет уйти бесследно.

 

Истории крестившихся евреев или поведение людей, недалекие предки которых были евреями, определенно связаны с особенностями народов, среди которых эти люди живут. Во время научной конференции 1978 года в Тбилиси нас повезли на экскурсию в Мцхету религиозный грузинский центр. Синеглазая девушка-экскурсовод замечательно читала нам стихи Бараташвили(?) о синем цвете в переводе Пастернака, показывала захоронения генералов первой мировой с эпитафиями на русском и грузинском. Она сочла нужным подчеркнуть, что грузинская знать (в т. ч. Багратиони) восходит по своему происхождению не к бандитам викингам-варягам, и не к татарским мурзам, а к 12(кажется так) израильским королевичам, бежавшим на Кавказ после разрушения Храма в начале христианской эры. Она показала нам могилу особо почитаемой грузинами святой местной еврейки, которая во время распятия Иисуса была паломницей в Иерусалиме. Вернулась она домой, уверовав во Христа-еврея. И стала нести его слово местному люду за четыре века до принятия Грузией христианства. Так я запомнил ее рассказ. Грузины в массе своей, как мне кажется, уважают евреев и не стесняются своего родства с нами. В отличие от армян, кстати.

И, как мне кажется, у англичан в последние столетия сложилось уважительное отношение к еврейской традиции. Крещеный Дизраэли старательно подчеркивал свое высокое еврейское происхождение. А уж что говорить о футболисте Бэкхеме, у которого лишь дед по матушке еврей. Для него это предмет гордости и повод для публичных воспоминаний, как он в кипЕ посещал синагогу с дедом.

Иначе дело обстоит у русских. Еврейское происхождение воспринимается как постыдная болезнь вроде проказы, которую надо скрывать или маскировать антисемитской активностью. Выкресты в первом поколении и полукровки ведут себя в отношении евреев, в основном, отнюдь не как Дизраэли.

Впрочем, есть статистика, а есть конкретные люди. И мы возвращаемся во Францию, где, как мы знаем, отношение к евреям, пожалуй, поближе к восточным союзникам по Антанте, чем к западным.

 

Ни дети, ни, особенно, внуки месье Жака не согласились с анонимностью своих корней. К 80-м годам Венгрия стала относительно открытой страной. Потомки Жака смогли выяснить, что его сестра с семьей спаслись: в 45 году они смогли перебраться в Израиль. Поиски были перенесены на Землю Обетованную. Французы стали участвовать в компаниях поддержки Израиля, посещать Страну, работать в качестве добровольцев в киббуцах. И нашли родню своего отца и деда сестру и двух его племянников - в киббуце у ливанской границы.

Французская и израильская ветви семьи подружились. Теперь киббуцники посещают своих европейских родственников во время венчаний и юбилеев. Французы с гордостью предъявляют в своем кругу еврейскую киббуцную родню и их детей: солдат и офицеров нашей армии в пору их действительной службы.

Такая вот история без финальной ноты.

 

skaziki.doc, 8.2005